Отчет о наблюдении на судах по "Болотному делу" 28 - 30 августа 2013 года

Объединенная Группа Общественного Наблюдения (ОГОН) при поддержке Центра оперативого реагирования по защите правозащитников ведет наблюдения на судах "Процесса 12-ти" "Болотного дела".

Ниже вы можете ознакомиться с отчтетом о наблюдениях с 28 - 30 августа.

1.Наблюдатели обратили внимание на балкон для прессы, который оказался достаточно вместительным и в него может войти каждый, кто не попал в зал заседания на любом этапе слушания. Находясь там, есть возможность обозревать практически весь зал, за исключением части, где располагаются скамейки для зрителей. По всей видимости, в помещении установлено усилительное устройство - слышимость хорошая, но исключительно при условии, что работают микрофоны в зале и участники пользуются ими.
Еще один технический момент: на трибуне для допроса свидетелей есть микрофон, но он не располагается на подставке – опрашиваемый человек вынужден постоянно его держать в руках, что скорее всего весьма затруднительно, особенно во время многочасовых допросов.

2. Периодически возникают ситуации, когда приставы делают замечания посетителям, которые пытаются жестами общаться с подсудимыми, находящимися в клетке-«аквариуме». Подобное поведение приставов наряду с иными факторами порождает сомнения, что обвиняемые считаются невиновными до признания их виновными в соответствии с законом. Несмотря на то, что обеспечение безопасности в зале суда - приоритетно, очевидно, что данные конкретные меры соблюдения порядка, применяемые к подсудимым, не соответствуют необходимости следовать презумпции невиновности, так как создают образ людей, совершивших преступление, и унижают их достоинство, изолируя от общества и внешних контактов.

3.Так как судья отказала стороне защиты в демонстрации схематичной карты места событий (для того, чтобы упростить задачу участникам в разъяснении местонахождения и расположения лиц или предметов, о которых идет речь во время слушания), это значительно затрудняет опрос свидетелей, вызывая дополнительную массу вопросов и уточнений, которые в итоге не всегда приводят к прояснению картины и возможно не полностью отражают содержание показаний.

4. За возражения относительно сути задаваемых вопросов потерпевшим и просьбу снять вопрос судья делает замечание стороне защиты за «нарушение порядка». И напротив - на  возражения обвинения суд реагирует, принимая решение отклонить или же оставить вопрос адвокатов в силе. При этом в количественном соотношении возражения, поступающие от гособвинения, значительно превалируют. Если суд хочет оставаться беспристрастным, он должен принимать последовательные решения касательно одного и того же пункта.

5. Манера общения судьи с подсудимыми и адвокатами - фамильярно («Кавказский, Вы что – проснулись? Ваш адвокат уже это сказал»), перебивая на полуфразе и не дослушивая до конца, не разрешает делать подсудимым заявления, вынося вместо этого замечания за нарушение порядка (Кривов: «Вы уже второй день не даете мне право сделать заявление»).

6. На несоблюдение процессуальных норм  судом - в том числе весьма весомых и принципиальных для хода слушания - сторона защиты периодически указывает, однако данные моменты остаются неучтенными. Так возражение адвокатов на предложение прокуратуры потерпевшему указать среди находящихся в клетке подсудимых на тех из них, кого данный сотрудник полиции видел на Болотной площади во время событий 6 мая 2012 года, было отклонено, не смотря на то, что процедура опознания в суде не предусмотрена УПК РФ.

7. Наблюдение в эти дни также показало, что судья не намерена прислушиваться к доводам защиты о необходимости перевести некоторых потерпевших в статус свидетеля. Учитывая, что, в соответствии с п.1 ст. 42 п УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, и признание части опрошенных бойцов ОМОНа  в том, что они не считают себя потерпевшими от действий конкретных лиц, в отношении которых проходит судебное разбирательство, было бы логично удовлетворить ходатайство адвокатов. Однако суд оставляет без изменений версию гособвинения, которая ссылается на ст. 212 российского уголовного кодекса, где ответственность различных участников массовых беспорядков не индивидуализируется. Такое положение отражает системный недостаток данной уголовной статьи, требующей внесения поправок с целью избежать чрезмерной абстрактности нормы.

8. Серьезные вопросы вызывают права потерпевших и их соблюдение.

Согласно национальному законодательству, потерпевшему в отличие от свидетеля разрешается присутствовать в зале суда в ходе всего заседания. Учитывая, что стороны защиты и обвинения часто задают схожие вопросы всем потерпевшим, отвечая на которые те путаются в показаниях и противоречат своим предыдущим показаниям, у остальных сотрудников полиции, наблюдающих за процессом в суде, есть возможность знать наперед потенциальное содержание собственного допроса и избежать повторения ошибок коллег.

С другой стороны, целью постоянного присутствия потерпевших в зале является необходимость обеспечить им право, например, реагировать на любые заявления предполагаемого правонарушителя, высказывать свое мнение по ходатайствам, задавать вопросы. Большинство из потерпевших вообще не показываются в зале суда, до тех пор, пока и не приводят для дачи показаний, а затем они сразу же уходят. Суд не предупреждает их о том, что тем самым они ограничивают свои собственные права. Это либо свидетельствует о серьезном неуважении их прав как потерпевших, или полностью подрывает этот статус.