Басманный суд не увидел нарушений при обысках в Воронежском Доме прав человека

23 апреля прошло второе судебное заседание по факту незаконности обысков в Воронежском Доме прав человека. Суд постановил отказать заявителям во всех их требованиях.

В деле появились новые документы, которые, возможно, появились в промежутке между заседаниями и не были известны заявителям. Некоторые из этих документов проливают свет на причины обысков в квартирах и офисах воронежских активистов и правозащитников. Это  документы, подготовленные Воронежским центром Э (за подписью его начальника Сватикова) и ГУВД по Воронежской области (подписано начальником ГУВД Сысоевым) 19-го декабря 2012 года, т.е. в день проведения обысков, которые начались в 7-00.

В них говорится, что граждане Звягина, Болдырев, Хабаров, Супренок, Панков, Кравченко (у всех были обысканы квартиры) имеют тесные связи с Удальцовым, а также арендуют офисы 204, 301-307 по адресу ул. Цюрупы д. 34, в которых могут храниться печатная продукция и иные материалы, указывающие на возможную противоправную деятельность вышеперечисленных лиц связанную с организацией массовых беспорядков.

В действительности офис 301-307 арендуются Конфедерацией Свободного Труда (КСТ) и Молодежным Правозащитным Движением, офис 301 является кабинетом члена Совета по правам человека при президенте Андрея Юрова. Офис 204 действительно арендуется Демократическим Центром, председателем которого является Болдырев.

Объяснить появление этих материалов суд не смог и дал для ознакомления адвокату истцов 10 минут.

Следователь Грачев (который не был в Воронеже во время обысков) представлял интересы Следственного комитета и утверждал, что следователи вручили и протокол обыска и список изъятых вещдоков представителю КСТ Финаеву В.Г., хотя Финаев никакого отношения к КСТ не имеет, является сотрудником Демократического Центра в офисе 204 которого также был проведен обыск и Финаев был задержан для проведения допроса.

Суд признал, что постановление следователя Вардугина А.Н. об обыске является законным. Одной из причин обыска в данном постановлении названы «отыскание и изъятие … документов, касающихся функционирования полевого лагеря оппозиции на территории Воронежской области».