Как правозащитника Оюба Титиева решили выпустить по УДО

Пока в Москве при колоссальном сопротивлении общественности пытаются посадить за наркотики неугодного журналиста Ивана Голунова, в Чечне на свободу выходит руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал», осужденный за наркотики — Оюб Титиев. 10 июня Шалинский городской суд удовлетворил его ходатайство, решение вступит в законную силу через 10 дней.

Титиев был задержан 9 января 2018 года по дороге на работу, в его машине при странных обстоятельствах был обнаружен пакет с марихуаной. С тех пор правозащитник лишен свободы. 18 мая ему был вынесен приговор — четыре года колонии-поселения. Титиев утверждает, что наркотики ему подбросили. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политическим заключенным.

Решение в маленьком кабинете

После суда Оюба Титиева поместили в Аргунскую колонию-поселение, здесь же проводилось и заседание по УДО. Накануне Оюба посетили коллеги из «Мемориала» и брат Якуб, который и так ездит к нему каждый день. Оюб был, как обычно, спокоен, вдумчив, доброжелателен. О прогнозах и ощущениях у него не спрашивали — неловко. Да и какие могут быть ощущения? Оюб почти полтора года провел в заключении — сначала в шалинском СИЗО, потом в грозненском, и наконец в колонии. Оюбу 61 год, и до начала этого морока под названием «уголовное дело о хранении наркотиков против Титиева» он не был лишен свободы ни на секунду.

Заявление об условно-досрочном освобождении адвокат Оюба Петр Заикин подал 15 мая. Рассмотрение, назначенное на 31 мая, перенесли на 10 июня — прокуратура «не успела ознакомиться с характеризующими материалами».

Маленькая комната начальника колонии Хусейна Дуклиева, где проходило заседание, смогла вместить только адвокатов Петра Заикина и Марину Дубровину, судью Ась-Саляла Кульчиева, Абубакара Токаева из республиканской прокуратуры и самого Оюба.

Остальные ждали у ворот колонии. Родные Титиева, коллеги, журналисты. Как в начале дела — когда Оюбу несколько раз избирали и обжаловали меру пресечения в Старопромысловском и Верховном судах, затем — в Шалинском городском, на основном процессе. Те же лица, за редким исключением, полтора десятка человек.

То и дело передвигали деревянные лавочки у КПП, чтобы посидеть в тени — в Чечне лето в самом разгаре, днем уже под +35. Перекидывались редкими словами. Ждали.

Приехал Жалауди Гериев — журналист «Кавказского узла», в некоторым смысле предшественник Оюба. В сентябре 2016 года за непозволительную по местным меркам критику в адрес власти против него сфабриковали дело о хранении наркотиков. Он получил 3 года колонии по той же, что и Оюб, части 2 статьи 228. Освободился Гериев 30 апреля 2019 года, отбыв весь срок наказания.

Адвокаты вышли из колонии спустя примерно 40 минут после начала заседания и сообщили: ходатайство об УДО удовлетворено.

«Все стороны были „за“, — рассказала адвокат Дубровина. — Колония дала Оюбу положительную характеристику: он не нарушал порядок, соблюдал режим. И прокурор не возражал».

Глава Чечни Рамзан Кадыров в своём телеграм-канале оперативно поприветствовал решение об УДО. При этом пояснять свои заявления ему пришлось весьма витиевато. («Если содеянное любым гражданином по закону подпадает под статью, связанную с ограничением свободы, это наказание должно служить инструментом исправления и возвращения человека на свободу, способным быть полезным семье и обществу, а не превращать его в рецидивиста»), и неудивительно: именно с его именем правозащитники связывали преследование Титиева, много лет расследовавшего пытки и похищения в Чечне.

СМИ моментально разнесли по сайтам и соцсетям: Оюба Титиева освободили по УДО. Формально — да. Но реально он выйдет на свободу, только если в течение 10 дней решение не обжалуют, и оно вступит в законную силу.

Жалауди Гериев попросил всех, кто поддерживал Оюба, сфотографироваться вместе на фоне входа в колонию: это исторический момент! Самому Жалауди в сентябре 2018 года почти дали УДО — но после обжалования прокуратуры решение было отменено, и журналист отсидел свой срок до конца.

Марина Дубровина рассказала, что, у Оюба после того, как он услышал положительное решение по ходатайству, как будто не было сил радоваться. Но в эту ночь он спал, скорее всего, крепче обычного.

Пообнимались, порадовались, раздали интервью. Уставшие, уехали в город.

Родным Оюба надо откуда-то ещё взять сил — если 21 июня его отпустят домой, в курчалоевский дом Титиевых несколько дней не будет иссякать поток из гостей — желающих поздравить Оюба и выразить ему уважение.