СК России отказал Ирине Бирюковой в предоставлении госзащиты

Адвокат, вернувшаяся в Россию, считает, что в отношении людей, помогающих раскрывать преступления, механизм госзащиты не работает

Следственный комитет РФ уведомлением от 6 сентября отказал адвокату АП Московской области Ирине Бирюковой в применении к ней и ее дочери мер государственной защиты в связи с отсутствием предусмотренных законом оснований.

22 июля адвокат обратилась в СК РФ, а также в ФПА РФ и АП Московской области за содействием в решении вопроса об обеспечении госзащитой в связи с получением информации об угрозах в ее адрес со стороны сотрудников ярославской исправительной колонии № 1 в связи с переданной ею в СМИ и опубликованной видеозаписью пыток ее доверителя 18 сотрудниками колонии, вызвавшей широкий общественный резонанс. Опасаясь за свою безопасность, адвокат с дочерью покинули территорию России.

Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков в тот же день сообщил, что Федеральная палата адвокатов незамедлительно обратится в полномочные органы в целях реализации требования закона об обеспечении безопасности Ирины Бирюковой и ее дочери.  отказал адвокату АП Московской области Ирине Бирюковой в применении к ней и ее дочери мер государственной защиты в связи с отсутствием предусмотренных законом оснований.

Поскольку реакция на заявления адвоката не последовала, 1 августа Ирина Бирюкова обратилась в Генеральную прокуратуру РФ с жалобой на бездействие председателя СК РФ Александра Бастрыкина. По ее мнению, тот игнорировал поданные заявления об обеспечении госзащитой ее, ее дочери и доверителя – осужденного Евгения Макарова, тем самым нарушая Закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. 8 августа Макарову как потерпевшему по уголовному делу госзащита была предоставлена.

17 августа Ирине Бирюковой по электронной почте поступило уведомление следователя СУ СК России по Ярославской области о том, что в связи с проведением проверки по сообщениям из СМИ об угрозах неустановленных лиц в адрес адвоката ей надлежит явиться 20 августа в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Ярославской области для дачи объяснений.

Адвокат тогда пояснила, что на вопросы следователя готова ответить только письменно, поскольку находится за рубежом, и до решения вопроса о ее госзащите или до момента, когда она будет уверена, что ей не грозит опасность, не вернется.

По итогам рассмотрения обращения ФПА помощник Генерального прокурора РФ Александр Орлов в официальном ответе от 13 августа сообщил, что оно передано в управление по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК России, осуществляющего предварительное следствие по данному уголовному делу, для организации проверки сообщаемых сведений.

6 сентября постановлением следователя по особо важным делам второго следственного отдела управления по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК РФ в применении к Ирине Бирюковой мер государственной защиты было отказано.

В документе отмечено, что в объяснении, направленном в адрес следствия через интернет, адвокат пояснила, что об угрозах она услышала от источника ФКУ ИК-1, сведения о котором она сообщить не может в силу адвокатской тайны. «Вместе с тем из заявлений Бирюковой И.А. об обеспечении государственной защитой и данных ей пояснений следует, что угрозы, исходящие от сотрудников ФКУ ИК-1, принимавших участие в избиении ее подзащитного Макарова Е.А., носили безадресный характер, лично ей угрозы не высказывались», – сообщается в постановлении. Там же указано, что по результатам проведенной УФСБ России по Ярославской области проверки данных, свидетельствующих о наличии реальной угрозы безопасности адвоката и членов ее семьи, не получено. «Таким образом, оснований для применения мер государственной защиты в отношении Бирюковой И.А. и членов ее семьи не имеется», – резюмируется в постановлении. Получить оперативный комментарий ведомства по данному вопросу не удалось.

Несмотря на отказ в предоставлении госзащиты, адвокат с дочерью 13 сентября вернулись в Россию. В комментарии «АГ» Ирина Бирюкова отметила, что и не надеялась, что госзащита будет предоставлена. «Все это в духе “вот убьют, приходите”. СК России рассматривал мое заявление о предоставлении госзащиты 54 дня. После моего отъезда Фонд “Общественный вердикт” принимал меры к более-менее безопасному возвращению и продолжает их принимать сейчас. Мы хотели посмотреть, насколько механизм госзащиты работает в условиях наших реалий. Госзащита применяется только с целью скрыть свидетелей, к которым у защиты обвиняемых возникает много вопросов, а когда необходимо защитить людей, помогающих раскрывать преступления, этот институт не работает», – пояснила адвокат.

По ее мнению, это может объясняться тем, что обвиняемыми по уголовному делу проходят сотрудники исполнительной системы. «Якобы от них не может поступать угроз, – добавила Ирина Бирюкова. – Но как показывает практика, и как все видели на опубликованных видео, как раз их в первую очередь и стоит опасаться».

Адвокат также сообщила, что обжаловать данное постановление не будет, поскольку не видит в этом смысла.

Андрей Сучков в комментарии «АГ» назвал принятый процессуальный документ незаконным. По его мнению, он, во-первых, вынесен на основании только Закона о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, в то время как аналогичное обращение ФПА РФ (адресовано в МВД РФ и Генпрокурору РФ и перенаправленное в СК России) опиралось на положения Закона об адвокатуре, имеющего более широкие основания для принятия государственными органами мер по защите адвоката и членов его семьи.

«Второй, при этом достаточно очевидный довод, не требует даже познаний в области права. Следователь указывает в постановлении, что угрозы якобы носили безадресный характер. Но единственное лицо, которое сделало публичными сведения о совершенных должностными лицами противоправных действиях, – это адвокат. Поэтому даже если во время высказывания угроз не называлось имя лица, в отношении кого они высказаны, адресат этих угроз очевиден», – пояснил исполнительный вице-президент ФПА, добавив, что этот документ схож с теми комичными постановлениями о возбуждении уголовного дела по факту, но «в отношении неустановленного следствием единоличного исполнительного органа юридического лица» (то есть в реальности в отношении вполне определенного гражданина).

Андрей Сучков также обратил внимание, что ФПА ранее направляла запрос Генеральному прокурору РФ об обеспечении надзора за законностью принятого процессуального решения, на которое получен ответ, и этот вопрос находится под контролем ведомства. «Полагаем, что в данном случае будут приняты соответствующие меры прокурорского реагирования в отношении явно незаконного процессуального акта следствия и безопасность нашей коллеги и членов ее семьи будет обеспечена», – отметил он.

Получить оперативный комментарий председателя Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадима Логинова, к сожалению, не удалось.