Суд над Оюбом Титиевым: день первый

Комментарий юриста и стенограмма первого дня процесса, записанная сотрудником "Мемориала" в зале суда. В первый день обвинение представило суду ряд свидетелей, не имеющих ни малейшего представления об обстоятельствах дела. Следующее заседание назначено на 26 июля, 10:00

Ход суда комментирует юрист-координатор программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал» Галина Тарасова:

«Лица, допрошенные сегодня в суде в качестве свидетелей обвинения, де-факто свидетелями не являются. Это сотрудники полиции, которые в день задержания Оюба Титиева пришли на работу, выполняли свои обязанности и ничего об обстоятельствах его задержания не знали. Часть из них вообще работают в отделе полиции с. Ялхой-Мохк, в 20 км. от места задержания Оюба Титиева. С тем же успехом свидетелями обвинения можно было объявить полицейских с Камчатки.

Включение таких лиц в число свидетелей обвинения следует рассматривать как привнесение в уголовное дело элемента шоу для общественности. Это шоу нужно для создания видимости того, как много людей якобы пришли свидетельствовать против Оюба Титиева. В действительности же эти люди ни на следствии, ни сейчас в суде ничего не могли и не могут пояснить по существу дела. Такой подход к представлению доказательств стороной обвинения превращает правосудие в клоунаду.»

Комментарий адвоката Петра Заикина: «Когда сотрудники полиции не могут дать самые простые ответы на простые вопросы, видимо, в отсутствии специальных инструкций на этот счет, это вызывает только улыбку. Струдник полиции за три месяца якобы не ни разу не заправлял свое служебное транспортное средство. На самом деле, он просто боится сказать что-либо об этом месте, показать свою причастность к этому месту, поскольку эта заправка находится непосредственно рядом с тем местом, где задержали Титиева. Или сотрудник якобы не носил форму с надписью «ГБР», хотя в соцсетях, в открытом доступе есть его страничка, где он сфотографирован именно в такой форме.

Чтобы изобретательно врать, нужно думать, а этим никто из них себя не утруждает. Поэтому на все вопросы отвечают «Не помню».
При этом все стороны ведут себя вполне корректно. Судья вполне следует процессуальным требованиям ведения процесса.
Мы пытались выяснить почему свидетель Вараев дает с нашей точки зрения недостоверные показания. Мы предположили, что это вызвано родством с семьей Кадыровых. К сожалению, в суде нам это выяснить не дали. Но это лишь попытка понять мотив человека, однако принципиального значения для выяснения сути дела, виновности Титиева, это не имеет. Мы и так понимаем, что человек излагает недостоверные сведения и, надеюсь, найдем способ доказать это в суде.
Оюб Салманович достаточно тщательно описал ситуацию его задержания. Это делали люди в камуфляжной форме с надписью «ГБР». И хотя один из свидетелей сегодня отрицал, что носил такую форму, у нас есть достаточно доказательств, что это не так. Напомню, что вранье в суде содержит признаки уголовно наказуемого деяния.»

Чтобы не быть голословными и дать представление в каком стиле проходит процесс, мы публикуем подробные записи, фактически — стенограмму заседания, сделанные сотрудником «Мемориала» в зале суда. Следующее заседание назначено на 26 июля.

Прокурор просит начать процесс с допроса свидетелей. Зачитывает обвинительное заключение.

Первым допрашивают свидетеля, дежурного в Курчалоевском ИВС Бугаева.
9 января, в день задержания Оюба, он работал в группе быстрого реагирования. В 9 утра заступил на смену. Оюба раньше не знал и не встречал никогда. Не видел, чтобы 9го Оюба доставляли на территорию РОВД.

Заикин спрашивает, почему свидетель помнит, что было 9 января. Тот отвечает, что заступил на службу и потом выходил на смену по нечетным дням до конца января.

Сколько сотрудников заступает на службу ежедневно, свидетель не знает. Не помню, врать не собираюсь, говорит свидетель.

Свидетель не помнит, кто был старшим наряда 9 января, состав наряда тоже не помнит.

Готовил ли рапорт за 9 января, не помнит.

Прокуроры дважды пытались вмешаться в допрос, который ведёт адвокат Заикин. Тот обратил внимание суда на это.

16 лет свидетель работает в полиции, но сколько машин ГБР в РОВД и таких групп, не знает.

Свидетель уклоняется от ответов на вопросы адвоката, ссылаясь на свою память, считает Заикин.

Каким образом осуществляется выезд ГБР из РОВД, свидетель не знает.

Задаёт вопросы Дубровина. Спрашивает, почему он не помнит событий других дней, а про девятое помнит. Говорит, про 9 помнит, потому что прокурор спросил. Ни разу на машине ГБР не выезжал. Никогда не видел, чтобы другие сотрудники ГБР куда-то выезжали за весь период его работы в РОВД.

Заикин говорит, что, если все 70 свидетелей вот так пройдут через допросы, это будет не судебное следствие, а фарс.

Никто в Курчалоевском РОВД не носит черную форму натовского образца с нашивками ГБР, говорит свидетель. Прокурор задаёт дополнительный вопрос — во время КТО тоже не ходили? Раньше ходили. А в январе 2018 года не видел.

Бугаев работал в роте ППС ОМВД РФ по Курчалоевскому району, уточняет судья.

Постоянного состава группы быстрого (немедленного) реагирования нет, говорит свидетель. В обязанности свидетеля не входит знать всех сотрудников ГБР.

Вводят второго свидетеля, Абубакара Каимова.
Судья спрашивает, нуждается ли свидетель в переводчике. Тот отвечает — не помню.

Пригласили переводчика Аюбову.

Свидетель работает в территориальном отделе полиции.

Прокурор спрашивает, что было 9 января. Он отвечает, что не помнит, давно это было.

С 9 до 9 работает каждый день.

Судья спрашивает, где он нёс дежурство 9 января и что он делал.

С Оюбом не знаком, говорит.

Заикин спрашивает, каким образом свидетель попал на службу в полицию без знания русского языка. Ответа нет.

Как общается по службе с лицами, не владеющими чеченским языком? Ответа нет.

Знаком ли с Висхаджи Бугаевым? Да. Где тот проходит службу, не знает. Вместе работал ли с ним, не помнит.

Дубровина спрашивает, на каком языке давал показания на предварительном следствии. Он не помнит.

Дубровина ходатайствует об исследовании первой страницы протокола опроса Каимова на предварительном следствии.

Судья отмечает, что свидетель 9 января был у себя в ТОМе в Ялхой-Мохке.

В протоколе допроса отмечено, что переводчик тогда не был приглашён. Свидетель не помнит, на каком языке давал показания. Это существенное нарушение, считает Дубровина.

Прокурор ходатайствует об оглашении показаний этого свидетеля. Защита не возражает. Судья удовлетворяет ходатайство.

Прокурор показала свидетелю подписи под протоколами. Спросила, ставил ли он их. Свидетель с трудом, но ответил утвердительно.

Оказывается, свидетель давал показания на русском языке. Почему теперь даёт на чеченском, непонятно. Теперь, когда адвокат задаёт вопросы, он не понимает, ждёт перевода.

Ответа на вопрос Заикина, владеет ли свидетель русским языком, нет.

Никто не понимает, зачем этого свидетеля пригласили. Суд даст этому надлежащую оценку, говорит Зайнетдинова.

У свидетеля пытаются выяснить, 9 января был ли он в Ялхой-Мохке. Он не помнит. Но по идее должен был.

Работал ли в новогодние дни, не помнит.

Выезжал ли по долгу службы из села? Не выезжал никогда.

С какого года работает в отделе полиции Ялхой-Мохка? Не помнит.

Посещал ли ОМВД по Курчалоевскому району за весь период службы? Затруднился ответить.

В форме какого цвета несёт службу? Молчит и смеётся.

Справа от свидетеля пристав в чёрной форме, слева приставы в камуфлированной. Заикин спрашивает, какая форма у него самого обычно. Ответа нет. Видел ли когда-то форменную одежду полицейского. Ответа нет. Есть ли форма полиции у него самого? ЕСТЬ.

Знает ли свидетель, как выглядит чёрный цвет. Ответа не поступило.

Нет ли заболеваний и травм головы у свидетеля, которые могли бы повлиять на память, спрашивает Дубровина. Судья: нас интересуют обстоятельства 9 января, остальному суд даст оценку.

Дубровина спрашивает про образование свидетеля. Тот молчит. А в протоколе написано, что среднее есть.

Заикин: есть ли у вас камуфлированная форма зелёного цвета? Ответа нет.

Надевал ли подобную форму в январе 2018 года? Ответа нет.

Есть ли в отделе полиции, где он числится, машины УАЗ Патриот с надписями ГБР или ГНР? Или какие-то иные машины с такими надписями? Не помнит.

Заикин: после этого допроса у меня мечта стать начальником управления кадров в МВД ЧР.

Третий свидетель Дени Асуханов
Сотрудник полиции, Курчалоевского ППС.

Работает в полиции с 2011 года.

9 января не помнит.

Оюба не знает.

Служит в Ялхой-Мохке.

На мероприятия в Курчалой не выезжал.

Свидетель стажировку проходил до того, как поступить на службу. Сколько времени это длилось, не помнит. Носил ли форму, не помнит. В какой форме ходят стажёры, молчит.

В Ялхой-Мохке были ли стажёры, не помнит. Сейчас нет.

В Ялхой-Мохке у всех полицейских в ТОМ одинаковая форма, говорит свидетель. Какая? Камуфляжная, в синих тонах. В чёрной никто не ходит.

Посещал ли ОМВД по Курчалоевскому району когда-либо, не помнит.

Знакомых там нет.

Носит ли кто-то форму с нашивками ГБР или ГНР, не помнит.

Есть ли машины с такими надписями, не помнит. УАЗ Патриотов в ТОМе нет.

Какие служебные машины в отделении, тоже не помнит.

За пределы посёлка на службу не выезжал.

Заикин говорит, что у свидетеля есть госнаграда за ликвидацию бандформирований. Тот отрицает.

Дубровина спрашивает про график работы свидетеля. Асуханов говорит, что полгода назад дал показания уже.

Этот свидетель тоже проходил медкомиссию. С памятью проблем не зафиксировано.

Работает в полиции с 2011 года, но ни одной машины на стоянке не помнит.

Свидетель не помнит никаких машин. Заикин спросил, не на лошадях ли они выезжают на происшествия.

Пешее патрулирование в Ялхой-Мохке — обязанность Асуханова. Про другие села и места ему не известно ничего.

Оглашаются показания, которые свидетель дал на предварительном следствии.

В показаниях время начала работы указано как 2009 год. А на суде свидетель говорил о 2011 годе. Всё же с 2011 года, говорит Асуханов.

Допрашивал ли его следователь в Курчалоевском РОВД зимой 2018 года? Не помнит.

Где, когда и кому давали только что оглашенные показания, уточняет судья.

В Курчалоевском РОВД давал. А когда — не помнит.

Принимали ли в допросе иные лица, не помнит.

Кто допрашивал, не помнит. Кто пригласил в РОВД, не помнит. Амнезия.

Сколько раз был в прокуратуре? Не был.

Перерыв до 15:00
Четвёртый свидетель Вараев.
В полиции работает с 2016 года.

В том же посёлковом отделе в селе Ялхой-Мохк.

С Оюбом не знаком.

В задержании и доставке Титиева не участвовал.

Заикин спрашивает про нашивки ГБР. Свидетель отвечает, что все полицейские носят стандартную форму, нашивок таких нет.

Оюб утверждает, что сотни раз бывал дома у Вараева, общался с ним, его отцом и другими родственниками, часто пересекались на похоронах общих родных. Они с Оюбом родственники.

Заикин спрашивает, было ли указание Вараеву давать недостоверные показания. Отвечает, что нет.

Свидетель говорит, что форму с нашивками ГБР носят сотрудники полиции. Заикин спрашивает, это отдельное подразделение или любой может надеть такую форму. Не любой, говорит Вараев.

Чем отличаются сотрудники с нашивками от остальных, Вараев не знает.

В январе за пределы посёлка на службу не выезжал.

Майртуп не входит в зону обслуживания этого поселкового отдела полиции.

Сейчас свидетель работает в Курчалоевском РОВД, на момент допроса входил в пеший патруль в ТОМ Ялхой-Мохка.

Вызвали следующего свидетеля — Анди Вадилова.
С подсудимым не знаком, впервые видит его.

Работает с 2012 года в ппс.

Работает в селе Майртуп.

С каких точек выходил на связь, не помнит. Как связывались с коллегам, не помнит. Фамилию старшего наряда в тот день не помнит.

В группе было три человека.

С 1 января группа не задерживала никого, ни по наркотическим статьям, ни по каким другим, говорит свидетель.

Следующий свидетель Ахматханов.
В полиции работает с 2009 года.

Пеший патруль в селе Майртуп. По наркотическим делам не задерживали в 2018 году. В задержании и доставлении Титиева в РОВД не участвовал.

Позывной автопатруля не помнит. Свой позывной не называет. Прокурор говорит, что этот позывной сможет потом использовать любой человек.

Свидетель говорит, что у него один постоянный позывной, который не меняется.

Кто был старшим в группе 9 января, свидетель не помнит.

Как попал к месту ведения службы 9 января, не помнит.

Когда, где и кто его допрашивал по делу Оюба, Ахматханов не помнит.

Заикин интересуется, получал ли свидетель поручение 9 января доставить куда-то понятных. Свидетель не помнит.

С января не задерживал никого по делам, связанным с оборотом наркотиков.

Прокурор говорит, что защита дурачится над свидетелями. Просит занести в протокол.

Заикин в ходе суда спрашивал, носят ли здесь полицейские разную форму, как в партизанском отряде. Прокурор посчитал это оскорблением чеченских полицейских.

Дубровина возмущена, что свидетель не может вспомнить, какую форму он надевал, если он делает это каждый день в течение многих лет. Складывается ощущение, что свидетели подписывали те показания, которые им давали. Поэтому они ничего сейчас не помнят.

Свидетель Гериханов.
Сотрудник ППС в Курчалоевском ОМВД.

Работает с 2011 года, в автопатруле, у него служебная «Нива».

Оюба видит впервые. В задержании и доставлении его в отдел участия не принимал.

На машине есть надпись «полиция», машина белого цвета, раньше её не перекрашивали.

Форму с нашивками ГБР никто не носит, у всех обычная форма — серо-голубой камуфляж.

Других водителей не знает.

Машин с надписью ГБР не видел на территории РОВД.

Дубровина спрашивает, где, когда и кем свидетель был допрошен. Отвечает: давно, не помню, в этом году, вроде зимой.

Оюб спросил, откуда 9 января они выезжали на служебной машине из дома или из ОМВД. Точно свидетель не помнит.

На машине видеорегистратора не было. Нагрудных тоже не было.

Свидетель говорит, что другие машины в РОВД не оснащены системой ГЛОНАСС. Потом выясняется, что он не знает, что такое эта система.

За все время работы водителем свидетель ни разу не заправлял машину.