Грозненский суд продлил арест правозащитнику Титиеву на месяц

Старопромысловский суд Грозного 25 апреля продлил до 9 июня содержание под стражей руководителя чеченского представительства правозащитного центра "Мемориал" Оюба Титиева, сообщает пресс-служба центра. Никто из трех адвокатов господина Титиева не был проинформирован о заседании. Более того, по их словам, следователь знал, что в этот день защитники должны выступать на пресс-конференции в Москве. Адвокат господина Титиева Петр Заикин расценивает это как нарушение норм УПК РФ, а также как попытку ввести в дело адвоката по назначению с целью влияния на обвиняемого.

Заседание прошло под председательством судьи В.А. Горчханова. Оюба Титиева защищала работающая по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Марина Дубровина. Также в заседании участвовали прокурор А.М. Сельмурзаев, старший следователь 2-го отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по ЧР И.С. Хадукаев.

В начале заседания Оюб Титиев заявил ходатайство о переносе заседания на более поздний срок, чтобы в нем могли принять участие адвокаты Петр Заикин и Илья Новиков, находившиеся в тот день в Москве.   Однако суд отклонил это ходатайство.

Затем Марина Дубровина заявила ходатайство о том, чтобы позволить обвиняемому сидеть рядом с адвокатом, но суд отклонил и его.
Но особенно цинично прозвучал аргумент следствия о том, что Оюб Титиев может скрыться от органа предварительного следствия и суда, заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным участникам судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, потому что «члены семьи обвиняемого Титиева О.С. находятся за пределами Чеченской Республики и по месту регистрации Титиева О.С. отсутствует жилище (домовладение)».

«Домовладение» Оюба Титиева отсутствует по месту его регистрации только потому, что оно вошло в число домов, жители которых безо всякого правового основания были изгнаны из них, а сами дома определены под снос властями Чеченской Республики. 

Продление ареста на месяц, а не на два, как обычно, говорит о скором окончании следствия, добавил господин Заикин. Между тем адвокаты и представители «Мемориала» не довольны ходом расследования и продолжают требовать передачи дела из Чечни на федеральный уровень. Ранее Генпрокуратура направила письмо в СПЧ, сообщив, что не видит нарушений в процедуре задержания господина Титиева.

Правозащитник был задержан 9 января этого года. В его машине под передним сиденьем был обнаружен сверток с 200 г марихуаны. Оюб Титиев утверждает, что наркотики ему подбросили. После задержания его доставили в Курчалоевский ОМВД, где правозащитник указал, что изъятие пакета из машины прошло без понятых. Тогда полицейские отправились вместе с ним обратно на трассу, где его машину опять остановили и досмотрели уже с понятыми. В ПЦ «Мемориал» уверены, что уголовное дело стало результатом, в частности, расследования судьбы 27 исчезнувших в 2017 году жителей Чечни. В организации напоминают, что руководство республики не раз заявляло: правозащитникам в Чечне не место.

«Приходится искать косвенные доказательства невиновности, но у нас есть все возможности доказать это»,— заявил второй адвокат господина Титиева Илья Новиков. Он напомнил про записи видеокамер. Но все видеокамеры во дворе ОМВД, как уверяют в полиции, были переданы в конце 2017 года на две недели в ремонт. «Мы просим подтвердить, но пока что документов нам не показывают. Кроме того, сомнительно, что отдел полиции в Чечне на две недели оставили без камер слежения»,— говорит господин Заикин. «Мемориал» ранее обратился к возможным очевидцам происшествия с просьбой предоставить записи видеорегистраторов. «Мне известно, что на следующий день полицейские ездили по автовладельцам и изымали у них видеозаписи»,— добавил адвокат. Он не стал говорить, нашлись ли свидетели, но дал понять, что в суде следователей может ждать сюрприз.

Также до сих пор не был проведен важный для защиты следственный эксперимент. Дело в том, что ранее сотрудник полиции заявил, что заметил, стоя у переднего крыла машины, подозрительный пакет на полу перед пассажирским сиденьем. «Я, стоя на этом месте, вижу только спинку и часть сиденья»,— пояснил господин Заикин.

«Дело Оюба Титиева состоит из двух: само дело о наркотиках и заявление о том, что они были подброшены. Но СК бросил силы на первое дело»,— сообщил “Ъ” член СПЧ и председатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин. Он сообщил, что члены СПЧ планируют провести заседание по этому поводу. «В уголовное дело мы вмешиваться не можем — скоро будет суд. А вот по заявлению о подбросе идут отказы, суда не предвидится, и мы можем дать оценку процессуальным действиям»,— пояснил господин Каляпин. «Сначала мы планируем собрать экспертов по процессуальному праву, чтобы они ознакомились с материалами дела, а затем позовем представителей СК и Генпрокуратуры, чтобы они услышали нашу оценку»,— сообщил господин Каляпин.