Позиция России по жалобам более полусотни НКО направлена в ЕСПЧ

Минюст России 19 сентября направил в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) меморандум по делу «Экозащита и другие против России». В это дело объединены жалобы 61 НКО, принудительно включенных в реестр «иностранных агентов», пожаловавшихся в ЕСПЧ на нарушение их прав в связи с внесением с 2014 года изменений федерального законодательства, регулирующего деятельность НКО, выполняющих функции иностранного агента.

ЕСПЧ коммуницировал дело весной, предложив Минюсту ответить на поставленные им вопросы к 19 июля. Однако по просьбе российских властей, этот срок был отложен до 19 сентября. «До сведения ЕСПЧ доводится, что оспариваемые заявителями нормативные положения не предполагают возможность государственного вмешательства в определение предпочтительного содержания и приоритетов деятельности некоммерческих организаций, получающих иностранное финансирование, не означают негативную законодательную оценку некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, и не препятствуют НКО свободно изыскивать и получать денежные средства и иное имущество как от иностранных, так и от российских источников, в том числе для их использования в политической деятельности»,— сообщили в Минюсте.

В ведомстве подчеркивают, что власти РФ «исходят из презумпции законности и добросовестности деятельности НКО и не лишают их права на судебную защиту от любых необоснованных требований контролирующих органов, возлагая бремя необходимого доказывания на уполномоченные государственные структуры». Напомним, сами заявители жалуются на противоположную этим утверждениям правоприменительную практику российских властей, о чем неоднократно заявляли, в том числе в Конституционный суд. В своем ответе Минюст повторяет мнение КС, напрямую цитируя опубликованное недавно отказное определение по делу «Левада-центра», который также выступает заявителем в ЕСПЧ.

Как сообщил Минюст, власти РФ исходят из того, что «ограничительные нормы в отношении НКО, получающих иностранное финансирование и занимающихся политической деятельностью, присутствуют в законодательстве многих стран мира», а «в ряде стран» санкции за нарушение требований к таким НКО в соответствии с их законодательством существенно строже российских. «Требования российского законодательства об обязательной регистрации НКО—"иностранных агентов" в специальном реестре, о предоставлении отчетности о деятельности и источниках финансирования, о маркировке выпускаемой ими продукции, а также об особом порядке учета расходов и доходов не являются чрезмерными и не ограничивают НКО в выборе возможной сферы деятельности. Подобные требования и регулирование в различных вариациях распространены во многих странах и направлены на обеспечение прозрачности и открытости деятельности НКО»,— заявили в Минюсте.

Свои аргументы ведомство объясняет «наличием реальной потребности российского общества в развитии правовой базы, необходимой для осуществления эффективного государственного и общественного контроля за политической деятельностью НКО, получающих финансирование из-за рубежа». «Подобный подход соответствует общемировой тенденции усиления контроля и увеличения прозрачности финансирования деятельности НКО в демократических государствах, что в итоге положительно влияет на развитие гражданского самосознания и стимулирует увеличение государственной поддержки гражданского общества»,— говорится в подготовленном ведомством ответе ЕСПЧ.