Избитые в Ингушетии журналисты обвинили следствие в бездействии

2 мая 2016 года пострадавшие во время нападения на границе Ингушетии и Чечни правозащитники и журналисты заявили, что следователи не предоставляют информацию о ходе расследования . Они намерены обратиться в СК России за разъяснениями.

Расследование дела о нападении на журналистов и правозащитников изначально велось по двум статьям –  "Хулиганство, совершенное группой лиц" (ч.2 ст.213), и "Умышленное  уничтожение чужого имущества" (ст.167), предусматривающим наказание до семи и до пяти лет лишения свободы соответственно. 12 марта к делу была добавлена статья о "Групповом вооруженном нападении с целью хищения имущества" (ч.2 ст.162 УК РФ), предусматривающая наказание до 10 лет лишения свободы. А 30 марта к делу была добавлена еще одна статья "Воспрепятствование законной деятельности журналистов" (ч.3 ст.144 УК РФ), по которой предусмотрено наказание до шести лет лишения свободы.

О том, что более месяца не получал никакой информации по делу от следователя и в ближайшее время намерен сам связаться с СК, сообщил корреспондент "Медиазоны", один из пострадавших в ходе нападения Егор Сковорода.

"Нас беспокоит, что следствие наше дело забыло. Будем следователей дергать. Тормозят ли следствие нарочно или следователь просто нам ничего не говорит - будем выяснять", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Сковорода.

В четверг, 5 мая, намерен провести встречу с главой Комитета по предотвращению пыток Игорем Каляпиным, на которой совместно с адвокатами будет обсуждаться вопрос бездействия следствия, пострадавший при нападении журналист Антон Прусаков.

Две недели назад было прислано уведомление от следствия, что дело заведено по статье 144 УК РФ "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов", сообщила пострадавшая при нападении корреспондент The New Times Александрина Елагина.

Она отметила, что дело передано из МВД в СК России, но, несмотря на эти подвижки, "вопрос о том, как ведется следствие, остается открытым". "Не покидает ощущение, что следствие удовлетворилось обращением в СПЧ (Совет по правам человека при президенте России. - Прим. "Кавказского узла") о том, что "найти виновных оказалось невозможно". Но это неправда - если бы хотели найти, то виновных нашли бы", - заявила корреспонденту "Кавказского узла" Елагина.

При этом, по данным СПЧ, в МВД ранее заявили, что не удалось установить лиц, совершивших преступление. "На первоначальном этапе расследования был проведен значительный объем следственных действий, однако установить лиц, совершивших преступление, не представилось возможным", - цитируется ответ замминистра МВД Александра Савченкова, направленный 2 апреля председателю президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаилу Федотову, в сообщении от 13 апреля на сайте Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.