У избитых в Ингушетии журналистов и правозащитников украли технику

11 марта 2016 года пострадавшие в результате нападения в Ингушетии правозащитники и журналисты обнаружили, что в их автобусе нет следов сгоревших компьютеров. Исчезла техника и из офиса Комитета по предотвращению пыток в ингушском селе. Следователи не обнаружили в сгоревшем автобусе компьютеров и фотоаппаратов журналистов, рассказал корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода. Он полагает, что электроника не могла полностью сгореть и, скорее всего, была похищена в ходе нападения 9 марта.

Представитель Комитета по предотвращению пыток Дмитрий Утукин подтвердил, что в салоне автобуса полицейские не нашли никаких следов сгоревшей техники. Также не удалось обнаружить ключи пресс-секретаря правозащитников Ивана Жильцова, которые лежали в сумке внутри автомобиля. «Очевидно, что температура горения была не столь высока, чтобы это все расплавилось», — заметил Утукин.

Он уточнил, что 9 марта неизвестные, пытавшиеся взломать квартиру комитета в ингушском селе Яндаре, не смогли справиться с дверью и проникли в помещение через балкон. Офис не был разгромлен, однако из него вынесли практически всю технику. По словам Утукина, компьютеры, принтеры и другие устройства сложили в сумки и вынесли, причем одну сумку похитители забыли. «Исчезло даже многофункциональное устройство весом около 10 кг. Не представляю, как они его через балкон тащили», — рассказал Утукин. Он отметил, что оставшиеся нетронутыми два ноутбука позднее изъяла полиция для проведения следственных действий. На вопрос правозащитников, зачем это делается, сотрудники правоохранительных органов ответили, что «надо посмотреть, что у вас там».

Иван Жильцов рассказал, что 11 марта кто-то попытался взломать его почту на Gmail. Он уверен, что неизвестные делают это с его украденного ноутбука.

Утукин отметил, что правозащитники смогут восстановить всю информацию, которая была на исчезнувших компьютерах. По его словам, данные, которые хранились на устройствах, также передавались правоохранительным органам, расследующим уголовные дела в связи с пытками. «Никакой сенсации или каких-то уникальных сведений там не было», — пояснил Утукин.